В 2018 г. исполняется 235 лет собранию Научной библиотеки Санкт-Петербургского университета, в основу которого легла библиотека любителя книги, русского просвещенного человека П.Ф. Жукова. Книжная коллекция библиофила-патриота, целеустремленно собиравшего памятники отечественного книгопечатания, издания Петровской эпохи, книги по русской истории, сочинения иностранцев о России, произведения выдающихся деятелей русской и западноевропейской культуры эпохи Просвещения, явилась достойным началом университетской библиотеки, сыгравшей важную роль в развитии отечественной науки и культуры. На протяжении всей истории университетского книжного собрания фонды библиотеки пополнялись благодаря пожертвованиям питомцев и преподавателей университета, выдающихся деятелей отечественной науки и культуры — их памяти посвящается эта выставка.

Книжное собрание Научной библиотеки Санкт-Петербургского университета ведет свою историю с 13 декабря 1783г., когда в Петербурге было открыто Главное народное училище с Учительской семинарией при нем (Учительская гимназия с 1803г., педагогический институт с 1804г., Главный педагогический институт с 1816г.), преобразованный в 1819г. в воссозданный университет, первоначально основанный Петром Великим в 1724г. В основу собрания легла переданная при создании Учительской семинарии библиофильская коллекция просвещенного чиновника                  П.Ф. Жукова, незадолго до этого приобретенная императрицей Екатериной II для нужд просвещения. П.Ф. Жуков собрал большую для своего времени библиотеку — более 1000 томов — 585 названий, в том числе 4 рукописи, 40 книг кириллической печати, 218  гражданской и 323  иностранные.

Основное место в собрании занимает литература по истории и географии. Эта специфика собрания связана с тем, что в 70-х годах XVIII века в русском обществе происходит осознание как исторического величия России (победная война с турками, территориальные расширения), так и географического ее величия (работы экспедиций Академии наук). У него были почти все издания 60-70-х годов, посвященные отечественной истории, равно как и труды по географическому описанию России, в числе которых сочинения Крашенинникова, Миллера, Гмелина, Рычкова, Палласа, Бакмейстера; иностранные книги по всеобщей истории, истории западноевропейских государств, церковной истории, сочинения о Востоке, дневники кругосветных путешествий.

В философском отделе наряду с представительным подбором сочинений французских просветителей — труды Паскаля, Гоббса, Локка. Среди литературы по правовым вопросам большую часть занимают официальные издания, связанные со служебными занятиями владельца: указы, поставления, регламенты. Художественной литературы в собственном смысле немного: среди русских книг — это сочинения Богдановича, Владыкина, Дмитриева-Мамонова, Ломоносова, Сумарокова, Хераскова, собрание песен Трутовского; среди иностранных  — Мольер, том Шекспира, Галлер, несколько пьес на русском и французском языках. В основном, этот раздел, кроме переводов античных писателей, включает характерную литературу XVIIIв. для чтения (на французском языке): псевдоисторическую литературу, псевдомемуары и т.п. В XVIIIв. древние авторы продолжали оставаться непревзойденным образцом, источником идей. Интересен подбор авторов: из древних философов — Платон, Цицерон, Диоген Лаэртский, Лукиан, Боэций (характерно, что Аристотель представлен «Риторикой»), из историков-  Геродот, Диодор, Саллюстий, Тит Ливий, Тацит, из поэтов — Гомер, Гесиод, Вергилий, Овидий. Иностранная часть библиотеки полностью состоит из французских книг, за исключением трех на древних языках и двух на немецком. Характернейшим явлением века «Энциклопедии» было распространение большого количества словарей по всем отраслям знания. Словари — обязательная часть библиотеки культурного человека XVIII века — были и у Жукова.

Поступление в библиотеку целых  книжных собраний приобрело во 2й половине XIX века систематический характер. Причем такие собрания уже, как правило, не покупались библиотекой, а поступали в виде даров, нередко по завещанию после смерти их владельцев, например, библиотеки директора Государственного архива и Петербургского главного архива министерства иностранных дел, выпускника Петербургского университета К.К. Злобина (6 266 томов), публициста и философа Н.Н. Страхова, друга Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского (12 453 тома), историка, профессора Петербургского университета К.Н. Бестужева-Рюмина (5 000 томов), статс-секретаря, председателя Русского исторического общества А.А. Половцова (30 000 томов), правоведа М.И. Горчакова (2 448 томов), историка Г.В. Форстена (8 757 томов), экономиста И.И. Кауфмана (4 821 том), слависта В.И. Ламанского (10 000 томов).

После открытия в Петербургском университете (1855) факультета восточных языков в библиотеку поступил ряд значительных коллекций восточных рукописей и ксилографов, а также частных библиотек известных востоковедов – ираниста А.К. Казембека (в 1876г.), индолога И.П. Минаева (в 1892г.), тюрколога П.М. Мелиоранского (в 1906г.), академика В.Р. Розена (в 1910г.), китаиста П.С. Попова (в 1914г.), буддолога О.О. Розенберга (в 1921г.), ираниста А.А. Ромаскевича (в 1955г.), китаиста Г.Ф. Смыкалова (в 1955г.), историка Древнего Востока  В.В. Струве (в 1967г.).

В XIXв. основную часть собрания составляли книги на иностранных языках (преимущественно французском и немецком), которые ежегодно по спискам профессоров покупались в России или выписывались библиотекой из-за границы через русских  книгопродавцев. В 1840-1850-е годы было также приобретено несколько частных книжных коллекций непосредственно у их владельцев или после смерти владельцев у их наследников: в 1847г. куплена библиотека основателей славяноведения в России П.И. Прейса, в 1859г. — библиотека профессора истории М.С. Куторги.

После начала Первой мировой войны библиотека стала испытывать значительные трудности с обменом и комплектованием иностранными изданиями. Эти трудности не закончились и после революции 1917г., однако библиотека продолжала пополнять свою коллекцию русских и иностранных изданий главным образом путем покупки книг у букинистов или за счет поступления крупных книжных собраний. Так, в 1918г. в университет поступила библиотека Александровской военно-юридической академии, в 1919г. — библиотека Высших женских (Бестужевских) курсов (1878-1919 гг.; 70 тыс томов), в собрании которой имелись частные библиотеки…

…Поэта и переводчика Н. В.Гербеля, композитора А. Н. Серова, князя А. Д. Салтыкова, историка Е. Е. Замысловского, публициста и социолога Н. К. Михайловского, астронома А. М. Жданова, филолога, палеографа И.А.Шляпкина и других. Позднее в состав университетской библиотеки вошли собрания некоторых других учебных заведений, в частности, в 1922 г. Петроградского археологического института (1877-1922; более 20 тыс. томов), в 1937 г. Петроградского историко-филологического факультета (1867-1918 гг.; 20 тыс. томов).

Высшие женские курсы в Петербурге были открыты 20 сентября (2 октября) 1878 г. как частное учебное заведение. Их учреждение было признано министром народного просвещения, графом Д.А.Толстым, «делом полезным и даже необходимым». Во главе педагогического совета стал, согласно желанию министра, проф. К.Н.Бестужев-Рюмин (отсюда неофициальное название курсов — Бестужевские), которого в 1882 г. сменил проф. А.Н.Бекетов (в 1879 — 1885 гг. — председатель комитета Общества для доставления средств ВЖК).

В первое время принимались женщины не моложе 21 года со средним образованием (позднее — окончившие курс гимназии без ограничения в возрасте). Постоянных слушательниц и вольнослушательниц в 1878 г. записалось 814 человек. За 32 выпуска (последний — в 1916 г.) ВЖК окончило 6933 человека, из них историко-филологический факультета —   4311, физико-математический факультет — 2385 человек и юридический — 237. Основная часть выпускниц посвятила себя преподавательской деятельности, многие впоследствии работали в библиотеках и других просветительных учреждениях. Из рядов бестужевок вышло немало выдающихся учёных, писательниц, деятелей общественного движения. Таким образом, Петербургские Высшие женские (Бестужевские) курсы вошли в историю русского просвещения как первое высшее женское учебное заведение университетского типа. С 1885 г. ВЖК имели собственные здания на 10-й линии В.О. (д. 31 — 35, арх. А.Ф.Красовский, В.Р.Курзанов). Позднее курсам также стали принадлежатть здания на Среднем пр. В.О. (д. 41 — 43, 1913 — 1914, арх. В.П.Цейдлер). Министерство народного просвещения и Санкт-Петербургская Городская Дума выделяли единовременно средства на постройку зданий курсов. В наши дни эти здания принадлежат Санкт-Петербургскому университету.

В числе преподавателей ВЖК были известные ученые: Д.В.Айналов, И.А.Бодуэн де Куртене, А.Н.Бекетов, А.П.Бородин, В.Г.Васильевский, А.И.Введенский, С.А.Венгеров, И.М.Гревс, Б.Д.Греков, О.А.Добиаш-Рождественская, Ф.Ф.Зелинский, Д.И.Менделеев, Д.Н.Овсянико-Куликовский, С.Ф.Платонов,И.М.Сеченов, А.Н.Страннолюбский, Е.В.Тарле, А.Е.Фаворский, И.А.Шляпкин и другие. Нередко студенты приходили на ВЖК слушать лекции профессоров потому, как бытовало мнение, что «на курсах они читали иначе».

Библиотека И.А.Шляпкина с 1897 г. размещалась в специально построенном в с. Александровка под Белоостровом доме. С самого начала своей работы на Высших женских курсах И.А.Шляпкин активно пополнял библиотеку Курсов не только собственными работами, но и другими книгами, необходимыми для занятий слушательниц. Формальное решение о передаче всей своей библиотеки Курсам, принятое в 1895 г., вовсе не означало немедленного физического перемещения книг ─ оно должно было совершиться, как записано в нотариально заверенной дарственной, «не вдруг, а частями и в сроки ─ сколько и когда я признаю это для себя удобным».

Первоначально были учреждены именные шкафы, на которых размещались шляпкинские книги, и предполагалось оборудование специального отдельного помещения. Однако передача книг шла медленно, и взаимное неудовольствие накапливалось. Иван Александрович все сильнее разочаровывался в принятом им решении о передаче своей, в значительной степени библиофильской, коллекции ─ в библиотеку, в первую очередь, учебную. В 1909 г. ситуация разрешилась, и не в пользу ВЖК: Шляпкин изменил свое решение и выразил желание передать книжное собрание в только что учрежденный Императорский Николаевский университет в Саратове. С юридической точки зрения — это означало, что книги, реально переданные на ВЖК, остались на Курсах ─ очень приблизительно их объем можно оценить менее чем в 1000 тт., именные шкафы были упразднены, книги частично расставлены по фонду. Основная же часть библиотеки подготавливалась к перевозке в Саратов, которая фактически началась только в 1916 г. и так и не была закончена при жизни Шляпкина.

От Общества любителей древней письменности, возглавляемого С.Д.Шереметевым, он много ездил по различным древнерусским городам с целью сбора и изучения различных памятников древнерусской письменности и иных произведений искусства. В это же время заинтересовался историей Пскова. В 1879 году составил “Опись рукописей и книг музея Археологической комиссии при Псковском губернском статистическом комитете”. Часто приезжал в Псков, был почетным членом Археологического общества. Подарил музею общества много ценных вещей из своих коллекций.

Работал учителем детей известного мецената и общественного деятеля С.Д.Шереметева. Преподавал в Александровском лицее (с 1896 г.), Николаевском кадетском корпусе, женских гимназиях. Кроме Петербургского университета, читал лекции на Бестужевских курсах (с 1890г.). Являлся членом ученого комитета при министре народного просвещения. С 1903 г. И.А.Шляпкин работал в Петербургском археологическом институте, где читал лекции по “Вещевой палеографии”. Являлся также почетным профессором Саратовского и Харьковского университетов.

«На кафедре Илья Александрович выглядел монументально: огромный живот, затянутый в синий форменный мундир с золотыми пуговицами. На груди эмалевый в золоте значок магистра. Большая голова в кудерках и колечках, золотые очки, за которыми светились умнейшие глаза. Прекрасная русская речь, которой Шляпкин владел мастерски. Идет Илья Александрович по коридору, как богатырь Илья Муромец, а за ним семенят, едва поспевают цыплята-студенты».

(из книги Н.В. Егорова «От монархии к Октябрю»).

В центре научных интересов И.А.Шляпкина находились вопросы истории русской литературы, археографии, эпиграфики, палеографии. Открывал, исследовал и издавал множество памятников древнерусской письменности, в частности, «Шестоднев» Георгия Пизида, «Слово» Даниила Заточника, Повесть о Василии Златовласом. Важным открытием И.А.Шляпкина стало установление факта того, что под псевдонимом «Порфений Уродивый» скрывался Иван Грозный. Ввел в научный оборот такие рукописи, как «Указец книгохранителя Спасо-Прилуцкого монастыря Арсения Высокого. 1584 года» и «Сказка о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове». Исследовал рукописи, обнаруженные им в церквях на Балканах.

Его заслугой является публикация рукописей многих классиков русской литературы — В.А.Жуковского, А.С.Пушкина, А.С.Грибоедова и других. Занимался изучением истории книгопечатания в России, являясь автором исследований о первых русских типографиях. И.А.Шляпкин внес важнейший вклад в развитие палеографии, расширив ее объект. Автор исследований по теории палеографии, а также пособий, среди которых выделяется альбом  — «Образцы вязи». Любимое выражение Ильи Александровича – “книги – друзья, которые никогда не изменят, они неизменны и во времени, они голос предков к потомкам”. К идее о роли книги в жизни человека И.А. Шляпкин вернулся почти двадцать лет спустя, подготовив и издав антологию «Похвала книге», тем самым воздал хвалу своим самым верным друзьям.

«Похвала» была напечатана в одной из лучших типографий тогдашнего Петрограда  — “Р. Голике и А. Вильборга”. Экземпляр на тряпичной бумаге стоил 5 рублей. Книга была украшена 44 виньетками, заставками и концовками, заимствованными из орнаментов византийских и русских рукописей и из печатных иностранных и русских изданий. Так, на странице 13 заставка взята из Октоиха пятигласника, изданного на кириллице в Черногории (Цетинье, 1494 г.), а на странице 18 – воспроизведена иллюстрация из Львовского Апостола Ивана Федорова 1574 г., которая представляет собой сложную композицию из замысловато сплетенных ветвей, на фоне симметрично расположенных – герба города Львова и типографского знака Ивана Федорова, дополненную внизу текстом надгробной плиты первопечатника. В ряду украшений представлены также издательские марки Альдов и Эльзевиров. Желание Шляпкина выдержать в «Похвале» внешность первопечатных изданий привело к тому, что ему пришлось отказаться от включения оглавления.

В кратком предисловии Шляпкин сумел не только прояснить некоторые моменты создания книги, отбора материала и участия в ее подготовке различных лиц, но и эмоционально выразить свое отношение к книге и библиофильству. Он писал:

“Предлагаемое издание имеет в виду любителей и друзей книги, которых число, слава Богу, все увеличивается на нашей родине. В настоящем издании подбор изречений русских сделан мной самостоятельно. <…> Украшения выбраны мной и исполнены по желанию издателя – антиквара и друга книги Ф.Г. Шилова – фирмой Голике и Вильборг. <…> Книга отпечатана в количестве 650 экземпляров на тряпичной бумаге и 400 на простой и посвящается издателем и редактором друзьям книги – русским библиофилам. Да процветают и умножатся их собрания! Vivant, crescant, floreant! Град св. Петра.

Белоостров. 1917 г. Заслуженный ординарный профессор Петроградского университета, старый библиофил. И.А.Шляпкин”.

 Не последнюю роль в возникновении и реализации замысла антологии сыграли такие его черты, как присущее ему просветительство, он был педагогом и учителем по духу, что неоднократно отмечали его ученики и коллеги. Особенностью Шляпкина-библиофила, «антиквара в душе», по собственной оценке, было не просто собирательство, им двигала не жадность коллекционера. Собираемые книги были нужны ему для текущей или предполагаемой работы. Причем они соседствовали с вещественными предметами прошлого. Наряду почти с полным репертуаром изданий русской словесности XVII-XVIII веков во всех имеющихся изданиях, у него сложились коллекции рукописей (в основе собрания рукописей лежит тетрадка рецептов, составленная одним из предков Ильи Александровича), автографов, икон, древних крестов, лубков, народного шитья. В своем коллекционировании он напоминал трудолюбивую пчелу, и, как отмечали знающие его люди, у него была своеобразная «антикварная» хватка: ни один, сколько-нибудь ценный предмет, попавший в поле его зрения, не миновал его рук.

Все биографы И.А.Шляпкина при характеристике его деятельности, так или иначе, упоминают составленную им и подготовленную к печати антологию «Похвала книги». П.Н.Берков в «Истории советского библиофильства» пишет: «В 1917 году было издано одно из лучших произведений русской дореволюционной библиофилии – антология «Похвала книге», подготовленная проф. Ильей Александровичем Шляпкиным и напечатанная на средства антиквара Ф.Г. Шилова. Это издание в полном смысле слова может считаться завершением предшествующего этапа истории русского библиофильства”.

Данная книга стала стала завершением его научной и книгособирательской деятельности. В лице Ильи Александровича соединились замечательный филолог, знаток книжности, палеограф, антиквар и библиофил. Характер научной деятельности ученого свидетельствует о пристальном интересе к любому письменному свидетельству, особому отношению к книге.

В результате своей активной и страстной библиофильской деятельности Илья Александрович собрал огромную и чрезвычайно ценную библиотеку (ок. 20 тыс. назв. по другим данным свыше 30 тыс.) и ценное собрание рукописей и автографов. Кроме редких экземпляров старинной русской печатной книги, начиная с XVI в., в его библиотеке было несколько западных инкунабул, труды по истории русской литературы, вспомогательным историческим дисциплинам, издания русской художественной литературы. Библиотека пополнялась, между прочим, книгами из библиотек О.М.Бодянского, А.Н.Попова, О.Ф.Миллера, Н.И.Надеждина, А.Т.Болотова, А.Н.Пыпина и других видных ученых и библиофилов. В поздравлении петербургских книжников к его юбилею отмечалось: «Ваше собрание займет почетное место в ряду других и бережно донесет до грядущих поколений слова и мысли прошлых веков».

Его друг и биограф В.Н. Соловьев отмечал:

“Никакие внешние препятствия не могли заставить его отказаться от приобретения той или иной вещи или книги <…>. У него всегда были силы для энергичного поиска нужной книги у петербургских букинистов, во время поездок по России, по Европе. С особым чувством радости вез он к себе каждую новую книгу, случайно найденную в лавке антиквара или заранее выслеженную, долгожданную и приобретенную на аукционе. Он верил, что каждая сохраненная для потомков книга, вещь облегчит работу будущего исследователя, в то время как от нас, современников, часто истинный смысл того, что мы видим, скрыт”.

Библиография:

  1. 8/8997  О. Б. Вахромеева. Духовное пространство университета. Высшие женские (Бестужевские) курсы. СПб, 2003
  2. B II 4009 Празднование двадцати пятилетия Санкт-Петербургских Высших женских курсов. Санкт-Петербург, 1904
  3. 51/31343 Э. П. Федосова. Бестужевские курсы – первый женский университет России. М, 1980
  4. 61/35706 «Быть русским по духу и европейцем по образованию». Университеты Российской империи в образовательном пространстве Центральной и Восточной Европы XVIII начала XX в. М, 2009
  5. 52/53793 Библиотека Бестужевских курсов. СПб, 2009
  6. A II 2033 Св. Дмитрий Ростовский и его время. Исследования И. А. Шляпкина. Санкт-Петербург, 1891
  7. H IV 162 Отдельные листы, изданные Обществом любителей древней письменности в 1879-1880 гг.
  8. H II 1037 Опись рукописей и книг музея Археологической Комиссии при Псковском губернском статистическом комитете. Псков, 1870
  9. H III 232 Памятники Древней письменности. 1881
  10. E III 927 Повесть о Василии Златовласом, королевиче чешской земли. Составил И. А. Шляпкин. Санкт-Петербург, 1882
  11. E II 14104 Царевна Наталья Алексеевна и театр ее времени. И. А. Шляпкин. 1898
  12. E II 15476 И. А. Шляпкин. Из неизданных бумаг А. С. Пушкина. Санкт-Петербург, 1903
  13. A II 4840 П. Ф. Кадыкин и И. А. Шляпкин. Летопись и акты Новгородского Воскресенского Деревяницкого монастыря. Санкт-Петербург, 1911
  14. E II 17701 И. А. Шляпкин. История русской словесности. Санкт-Петербург, 1913
  15. J II 2512 Русский библиофил. Санкт-Петербург, 1911

 

 

Обсуждение закрыто.